История из 90-х.

Он лежал на полу и смотрел в небеса,
Потолок не мешал его взгляду.
По щеке покатилась большая слеза,
Он один, никого нету рядом.

В горле ком, в сердце шип, пятерня в кулаке,
Мысль бежит, обгоняя другую.
Взгляд застыл где-то там, где-то там в потолке,
Словно ищет природу святую.

А недавно еще он бровадой пылал,
Берегов своих не ощущая.
Он вставал, одевался и рьяно бежал
По пути все, что можно сметая.

Он уверенным был, все ему ни по чем,
Нет преград на пути и препятствий.
Он мобилен и крут, он владыка во всем,
Есть одно только лишь его царство.

Гордость был его близкий и преданный друг,
Мнений много, его нерушимо,
Незнакомы ему сожаление, испуг,
Он ведь стержень, кремень, он мужчина.

С ранних лет он душа и опора для всех,
В рот смотрели ему, преклонялись.
Неизбежен почет, поклоненье, успех.
Все любили, а может боялись.

И с таким настроением шагнул прямо в жизнь,
Группировка сложилась с размахом.
Он творил, что хотел и взлетал в свою высь
И не верил, что все может крахом.

В девяностые годы попал, как в струю,
Стал бандит еще тот, не угнаться.
Он политику вел очень жестко свою:
Всем лежать, всем платить, всем бояться.

Прошли годы и люди поднялись с колен,
Научились отпор давать, сдачи,
Надоел этот страшный, безумнейший плен,
Полный мерзости, бреда и фальши.

Вот на кладбище фото его пацанов,
Почти всех положили в разборках.
Он причина, что дети их сейчас без отцов,
Где-то лазеют там на задворках.

Весь разбитый и совесть уже не молчит.
Спать не может, кошмары достали.
В голове кто-то дико вопит и кричит,
Словно иглы под ногти вогнали.

Он лежит на полу, расплоставшись в конец,
Жизнь его, как плита придавила.
Разоритель домов, счастья, мира, сердец,
Словно дряхлая в поле могила.

Боже мой, я прошу, дай минуту сказать,
Поверни ко мне взор, умоляю.
Помню я, как молилась уставшая мать
В кровь колени ночами стирая.

Как просила простить мою душу Христа
И явить свою щедрую милость.
Говорила мне в след, посмотри на отца,
Его нет, его гордость разбилась.

Я прошу тебя, сын, усмири своя я,
Пред Христом опустись на колени.
Может быть Он простит и очистит тебя,
И спасет от безумного плена.

Я прошу Тебя, Боже, послушай меня.
Удели мне одну лишь минуту.
А потом Сам реши. Я приму от Тебя
Твой вердикт окончательный будет.

Боже мой, виноват пред Тобою во всем,
Жизнь моя словно ад преисподний.
Я достоин сожженным быть адским огнем
И вовеки страдать я достоин.

Оправдания нет моему бытию,
Грех мой весом простым не измерить.
Я надеюсь на милость, Иисусе Твою,
Остается лишь плакать и верить.

Если сможешь прости, если можешь, дай шанс
И очисти гниющую душу.
Удали этот давящий внутренность пласт.
Боже мой, Боже мой, Ты мне нужен.

Вот уже не слеза, а потоки, ручьи
По щекам, волосам, по паркету.
Вдруг разжалась душа, а за ней кулаки
И пространство наполнилось светом.

Я прощаю тебя, мой сынок дорогой,
Тихий голос шепнул прямо в сердце.
Ты теперь не один, буду вечно с тобой.
В небеса приоткрылася дверца.

Он лежал на полу, но теперь стал другим,
Словно солнце проснулось, согрело.
Просветленный, прощенный Иисусом Благим.
В сердце вспыхнула жаркая вера.

Это, друг, рассказал я тебе не с проста.
Я хочу, чтоб ты серцем услышал.
Ждет Господь, когда наши промолвят уста,
Обращаясь к Иисусу Всевышний.

Не напрасно Господь претерпел тяжкий крест,
На Себя взяв всю горечь людскую.
Он страдал, умирал, но Он также воскрес,
Чтоб услышать молитву такую.

Ждет Господь с покаяньем сегодня тебя,
Шанс дает изменить твое сердце.
Он желает согреть, успокоить любя,
У груди Его можешь согреться.

Ты не медли, беги ко Христу, что есть сил.
Он дарует прощенье и веру,
Чтобы ты измененным и праведным был.
Чтобы дать тебе счастья без меры!

Категория назидания: