Требования Минюста предоставить информацию о членах церкви можно отклонить, сославшись на религиозную тайну

Ряд евангельских церквей в России, руководство которых обращается ко мне за консультациями, столкнулись со специфической проблемой, когда во время  плановой проверки Министерства Юстиции, им предъявляются требования о необходимости предоставлять документы, подтверждающие соблюдение условий порядка приобретения и утраты членства в религиозной организации, порядок учета членов и волонтеров, данные о количестве членов  в религиозной организации.

В рамках консультирования я  даю нашим церквям следующий совет, позволяющий  им защищать  свои права  от порой чрезмерно-настойчивых желаний органа государственного контроля вторгаться  в деятельность религиозных организаций. Речь идет об использовании правового феномена религиозной тайны, который  может являться эффективным инструментом защиты  права  религиозных организаций  и верующих граждан на известную  автономию в процессе  реализации права  на свободу  совести.

Как же отвечать на вышеописанные  требования Минюста, не нарушая действующего формата и процедуры  взаимоотношения религиозных организаций  и контролирующего органа?

Согласно уставу  большинства религиозных организаций, высшим руководящим органом последних является Общее собрание. В его компетенцию  и входит прием в члены церкви.  Руководству религиозной организации необходимо обязательно предоставить письменный  ответ на запрос  Минюста, в котором  сообщить, что порядок приема новых членов в их религиозную организацию обеспечивается путем устного волеизъявления граждан и принятия их в  члены  на Общем собрании. Соответствующая заверенная  выписка  из устава должна прилагаться. Предварительно необходимо  утвердить на общем собрании и издать  документ в форме Внутренне установления религиозной организации, в котором принять  решение  о том, что списки членов, кроме тех, которые были при регистрации в данной  МРО  не ведутся, а  само членство относится к личной религиозной тайне верующего. Необходимо предоставить  в  минюст  копию этого внутреннего установления.

В Минюст теперь можно предоставлять  список только  тех лиц, которые были при регистрации и остаются  в настоящий момент. Если кто-то прибавился, значит должны  быть также  предоставлены. Численность по закону   должна  быть не менее 10 человек, вот их и можно показывать. В  письме  Минюсту необходимо указать, что лица, участвовавшие в регистрации организации добровольно выразили желание открыть свои религиозные убеждения и не препятствовали внесению их  данных в списки. Остальные челны такого права руководству  религиозной организации не давали, их религиозные убеждения являются  их личной  семейно религиозной  тайной. Наличие видов  религиозной тайны зависит от вероучения самой религиозной организации, ее традиций, зафиксированных в вероучебных источниках и отраженных во  внутренних  установлениях. Государство, уважает внутренние установления религиозных организаций, обеспечивает тем самым  гарантии защиты свободы  совести. Минюст соответственно не вправе  требовать вышеуказанную информацию о членах. В случае  не согласия  Минюста, советуйте  обращаться  в  суд и истребовать указанную информацию по решению суда.

В письме Минюсту укажите также, что конфиденциальная информация относительно собственной религиозной принадлежности предусматривает, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной религиозной жизни лица без его согласия не допускаются согласно пункту 7 статьи 3 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. от 02.07.2013) «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Содержание понятия «частной жизни» дал Конституционный суд РФ в определении от 9 июня 2005 г. № 248-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Захаркина Валерия Алексеевича и Захаркиной Ирины Николаевны на нарушение их конституционных прав пунктом «б» части третьей статьи 125 и частью третьей статьи 127 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»), указыв, что право на неприкосновенность частной жизни состоит в  возможности контролировать информацию о самом себе и препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера, включая ту область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит не противоправный характер .

В определении Конституционного суда РФ от 28 июня 2012 № 1253-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Супруна Михаила Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 137 Уголовного кодекса Российской Федерации» суд указал, что определение, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться тайной, является прерогативой самого лица .

С 1 сентября 2014 г вступили в силу изменения в главе 4 Части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. В частности в  пункте 5 статьи 52 Гражданского кодекса РФ появилось положение, согласно которого участники юридического лица вправе утверждать положения, регулирующие корпоративные отношения и не являющиеся учредительными документами, утверждать внутренний регламент и иные внутренние документы. Таким образом, законодатель еще в большей степени закрепил за религиозными организациями охраняемое право на внутреннюю автономию, частью которой является определение объектов, субъектов и пределов религиозной тайны.

Более подробная информация  и практические  советы содержатся в  моей  книге «Понятие и особенности тайны в рамках реализации конституционной свободы вероисповедания» [1], которая  писалась  специально для помощи религиозным организациям в защите  своих прав.

Всегда рад помочь нашим церквям и верующим, ответив  на все интересующие вопросы.

 

Константин Андреев

Епископ Евангелическо-Лютеранской Церкви аугсбургского исповедания России, адвокат

www.KonstantinAndreev.ru

andreev.advokat@gmail.com

[1]- Андреев К.М. Понятие и особенности религиозной тайны в рамках реализации конституционной свободы вероисповедания. – М.: Юриспруденция, 2015. – 232 с.



baznica.info

Метка статьи: